Daddy Karlo cigarettes
Daddy Karlo cigarettes
Daddy Karlo cigarettes top secret  

Звуки Любви
(драма)

       Филиций тот же Макакыч, только выведенный за скобки социума.


                           ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

                          Филиций  - философ
                          Макакыч  - самец
                          Мартыния - самка
                          Шэйн     - искуситель


             Пролог.

   Некто М.  рассказал  как-то  мне о призабавной сценке случившейся с его
хорошим другом. Я конечно сразу сообразил как все было на самом деле. Этой
фантазией и делюсь с читателем.


             1.

   В одну  из  летних  ночей,  когда  жара  и комары  доводят до приступов
буйного  помешательства,  великий  мыслитель  и философ  Филиций  сидел  у
компьютера в  одних  трусах  и злорадно  хмыкая  читал  реферат  какого-то
МГУшного второкурсника  соцфака. Под заумным названием доклада "Социология
религии.  Религиозные   организации   в  современной  России",  скрывалось
довольно  посредственное   выдергивание  цитат,  тускловатая  (тухловатая)
отсебятина и  изложение  общеизвестных  фактов  об  этих самых религиях. В
общем Филиций  занимался  тотальной растратой жизни, времени и энергии, на
пустые занятия. Впрочем, чувствовал он себя хорошо и уверенно, то бишь был
доволен жизнью  и собой,  естественно.  Вот он встает и идет на балкон. Он
зачарованно смотрит  на  звезды  и беззвучно ухмыляясь своим мыслям делает
зарядку.
   А чего  же  не  ухмыляться?. Представляете себе, как кто-то из соседних
домов, вожделенно водя биноклем по окнам, натыкается на бородатого доброго
молодца в трусах, делающего зарядку в свете луны, глубокой ночью. Но не об
этом  думал   Филиций.   Он   придавался  самозабвенному  нарциссизму.  Он
представлял  себя   отшельником,   немерянно   крутым  монахом-мыслителем,
проникающего в  тайны  бытия  и познающего неосвоенные измерения мысли. Он
думал "какой  же  я самый  умный,  самый культурный, самый интеллигентный,
самый  полезный  член  общества".  На  предпоследнем  слове  он  осекся  и
пробурчав проклятия  пошел обратно за компьютер. Внутренне облизываясь, он
вспомнил о  припрятанных  на  винчестере срамных картинках в формате. jpg,
слитых  с  некоего  буржуйского  интернетовского  сервера.  Картинки  были
настолько срамными,  что  великий философ просто не мог не воспользоваться
криптографическим шифровщиком.
   Он сидел  и грязно  матюгаясь  пытался  вспомнить пароль. Но припомнить
заветное слово великий мыслитель и философ никак не мог. Его пальцы быстро
летали по  клавишам,  тщетно  выстукивая  всяческие комбинации ругательных
слов.  Ему   и  не  в домек-то  было,  что  пароль-то  сменил  дружок  его
закодычный,  такой-же   хитрый,  злобный  гений  которого  любил  подобные
шуточки.  Наконец   Филиций   выдохся  и весь  вспотевший  от  напряжения,
откинулся на  спинку  стула.  В темноте  экран  монитора  мигал  как ему и
положенно 60  раз в секунду, успокаивающе гудели винчестер и блок питания.
   Вдруг  какой-то   посторонний   шум  нарушил  гудяще-мерцающую  идиллию
индустриального быта,  привлекая к себе внимание Филиция. Он насторожился,
осмотрелся, принюхался,  прислушался..  Шумок  исходил  от левой стены. Он
подошел и прикоснулся к ней ухом.
   Этот шум был СТОНАНИЕМ ЖЕНЩИНЫ!!!
   Со скоростью  метеора,  с точностью восточных мастеров кунг-фу, Филиций
метнулся  к  компьютеру  и выключил  его.  В наступившей  тишине,  женские
стонания слышались очень громко и отчетливо:
   -А, а, а, а, а, а, а, а...
   Доморощенный  философ   моментально   взмок,  в то  время  как  во  рту
пересохло, глаза  покраснели,  задрожали  руки  и ноги,  пульс участился в
двое. Он  со  всей  силы вжался в стену и ловил каждый звук, каждый шорох,
как последнюю  каплю воды, как последний вздох воздуха, как последний удар
сердца.
   Так продолжалось несколько минут, покуда не наступил верхний предел его
возбуждения. Он  скинул  трусы и крепко обхватив покрасневший член, быстро
задвигал рукою. Волна сладострастия захватила его и унесла в долины грез и
мечтаний о  полноценной  любви.  Его  корень истощился уже два раза, но он
этого не  замечал.  Отнюдь.  Филиций  все  более  и более  распалялся,  он
буквально лез на стену, будто хотел пройти сквозь нее.
   -Пустите меня!  - безумно  шептал  он.  - Пустите!  - шепет переходил в
хрип.
   Но стена  не  пускала его. Она пропускала только звуки любви, банальные
звуковые колебания от 20 герц до 20 килогерц.
   -А,, а,, а,, а,, а,, а,, а,, а...
   -Я  хочу   туда!   - скозь  слезы  беззвучным  захлебывающимся  шепотом
декларировал Филиций. - Все отдам, все сделаю, лишь бы меня пустили!
   -Неужели?! - отозвалося ехидный голос.
   Но философ не услышал его. Его корень истощился пятый раз.
   Однако оставим  на  мгновение сие прискорбное зрелище и переместимся за
несчастную и, кстати, весьма тонкую стену.
   На видавшем  виды  скрепящем  диване,  широко  раздвинув  ноги,  лежала
Мартыния. На ней громоздился и дрыгался обильно потеющий друг, собутыльник
и любовник, Макакыч. Мартыния потерянно-равнодушно смотрела в потолок, при
этом не забывая акать 69 раз в минуту. Макакыч же тупо смотрел на обои, не
забывая о  синхронно-поступательных движениях волосатой задницы. А если бы
и не  смотрел  - разница  небольшая. Все женщины обманывали его в постели.
Кто по  привычке,  кто  из  страха  уличения в ненормальности или потерять
Макакыча. Для  мужчины  нет  ничего более унизительного и оскорбительного,
когда женщина  отказывает  ему  или  лжет в постели. Но Макакыч пребывая в
счастливом  неведании   не   только   не  понимал  всего  этого,  даже  не
догадывался.
   Складывается впечатление,  что  заменив  кого-нибудь  из  этой  сладкой
парочки на  существо из далеких глубин мироздания, другая особь собственно
ничего не  почувствует  и разницы  не  заметит.  Так  что смело можем и ее
заменить на что-нибудь неординарное.
   Что же эти любящиеся знают об огне? Что они знают о том, как огонь этот
зажечь? В  отличии от Прометея, не судьба им украсть огонь, только смешать
с грязью дымящиеся головешки.
   Макакыч это  делал  потому-что  у него  чесалось,  да  и вообще.. он же
Макакыч, видный  мужчина.  Мартыния  ничего  не  чувствовала.  Она  вообще
никогда  ничего   не  чувствовала.  Только  боль  и тошноту.  Она  терпела
Макакыча, его тухло-гниловатый запах изо рта. Он же видный мужчина, у него
машина, большая берлога, работа денежная, с ним она не пропадет.
   Жалкое зрелище по обе стороны стены. Теперь вернемся к Филицию.
   -Сволочи, гады,  ублюдки!  - обессиленно  скулил  он.  - Целый  час уже
любятся, тантристы-трактористы хреновы! Гиганты половые. Сколько это будет
продолжаться?
   -Да да! Вы правы Филиций..
   Филиций испуганно подпрыгнул и упал в обморок.
   -Ох  уж  мне  эти  философы,  - озабоченно  скривился  незванный  гость
подозрительной внешности.
   Он подхватил Филиция, отнес к койке, надавал пощечин. Без результата.
   -Все они  какие-то  тонкокожие, чувствительные, как барышни! - злорадно
посмеивался он испуская изо рта колечки дыма.
   Филиций закашлялся и открыл глаза.
   -Ты кто?
   -Мое имя Шейн! Вызывал?
   -Я?
   -Ты!
   -И чего тебе надо?
   -А чего тебе надо?! Говори не стесняйся! - по-дружески хлопнул по плечу
гость философа. Что для друга не сделаешь!
   -Понял, ты этот, - почесал Филиций в затылке, - искуситель!
   -Догадливый. Ну  валяй  философ,  быстрее,  а то  у меня  знаешь, много
таких..
   -Возрастающие потребности населения.... ухудшают качество обслуживания?
   -Метко! - гость нетерпеливо заерзал. - Говори чего хочешь, все исполню!
   -Значит так..  - философ  набрал  воздух  в легкие, радостно предвкушая
щенячий восторг  от  того, что нужен хоть кому-то. - Хочу много-много баб,
денег, удачи, здоровья, власть и много-много баб! Это самое главное!
   -Это все? - вскинул бровь искуситель.
   -Ну да..  - неуверенно  ответил философ. - Баб маловато запросил? Можно
еще?
   -Достаточно! - Шейн хлопнул в ладонями, задумчиво осмотрев левую, будто
там что-то было. - Много ты хочешь!
   -Да и тебе надо не мало! - дерзко парировал философ.
   -Это  правда.   Однако  дела  у меня..  Если  будет  время,  зайду  еще
как-нибудь.  Посидим,   выпьем,  поговорим.  Контракт  с тобой  невозможно
подписать, но надежда есть...
   Он сказал слово "надежда", будто подразумевал слово "морг".
   -Это как? - в голосе философа послышались скандальные интонации.
   -А так:  свободный  духом  ты,  поэт  мысли,  творец  идей. Никому твоя
свободная душа,  кроме  тебя  самого,  разумеется, НЕ НУЖНА. - раздраженно
выдал Шейн.  - Нигде,  никому и никогда. Ты свободен духом, ты свободен от
всего и от человеческого общества в том числе. Быть тебе вечно одному. Все
ты врешь о своих желаниях, тешишь себя надеждой, что сможешь быть как все.
Не сможешь!
   -Но как же..
   -Спрос есть только на строителей пирамид. - устало вымолвил искуситель,
будто в милионный раз повторил неприложную истину. - Доступно?
   Философ уронил голову в ладони.
   -Ну-ну. Не  расстраивайся!  Хочешь  зелена  вина? За счет фирмы! - Шейн
протянул огромную  бутыль. - Хочешь пароль скажу? PHILICIJ_KAZEL_VONUCHIJ!
   -Да пошел ты! - зло выдавил философ.
   -Пока! И.. Кто знает, может до встречи?!

             2.

   Филиций утопил  себя  в водке,  этой  адской  жидкости  для  мозгов и в
сивушном беспамятстве отключился прямо на полу. То-то выйдет конфуз утром,
когда домашние обнаружат его валяющимся абсолютно голым, в лужах беловатой
жидкости с  резким  запахом.  Выживет,  не  в первый раз. Все сделают вид,
будто ничего  не  произошло.  И только  ноющая  боль,  от которой слезятся
глаза,  затаится   где-то  в глубине  сознания  и будет  отчаянно  болеть,
закрывая себе  ладонью  рот. Но Филиций не почувствует ее - заспиртованные
мозги мало чего чувствуют.
   На бескрайних  лабораторных полках бытия, будет пылиться стекляная тара
с крепко  закупоренным  серым  веществом  по  имени  Филиций. Единственным
развелчением  которого,   будут  те  самые  срамные  картинки  и бездарные
статьи/рефераты из околоинтеллектуальной среды.

   Из щели в стене выполз таракан. Он замер, пошевелил усами и шуруя всеми
своими лапами  двинулся  на  запах.  На  пути  к запаху  лежало существо с
индефферентным выражением лица на морде.
   -Валяются тут  всякие!  - возмущенно подумал таракан огибая существо. -
Философ еще! На кухне одни заплесневелые сухари!
   Существо издало  булькающий  звук,  почесало  бороду  и откинув руку, с
аппетитным хрустом раздавило хитиновый панцирь.

   В тусклом  свете  ночи  ее  мокрые  глаза  жутко  блестели. Довольный и
уверенный в себе дурачок Макакыч, мирно похрюкивая, дрыхнул отвернувшись к
стене. "Спит"  - подумала  Мартыния  и высморкалась.  "Ну  ничего.  Завтра
попрошу  у  него   денег  и куплю  себе  что-нибудь  сногсшибающее.  Пусть
сосед-идиот ошизеет  от  вида  моего  наряда.  Импатент  засратый. Главное
УДАЧНО ВЫСКОЧИТЬ ЗАМУЖ - считай жизнь не зря будет прожита. А там глядишь,
рога Макакычу наставлю. Да хотя бы с этим гамадрилистым шибздиком!"
   Дурочка еще  не  знает,  что муж будет ее бить. Потом родится ребенок и
она не  будет  спать  по  ночам  и менять  граязные пеленки. Потом Макакыч
снова будет ее бить. Затем снова родится еще один ребенок..
   К сороковнику,  в глазах мужа она перестанет существовать как женщина и
не только  в глазах  мужа.  В итоге  четверо  детей,  муж-бабник, языкатые
толстозадые подруги,  свадьбы  детей,  внуки, похороны, пенсия, счастливая
старость в доме престарелых и похороны.
   Достойная жизнь  в принципе:  родить четверых детей, это знаете ли есть
большой гуд  для  нации.  Каждому свое и желательно, что ближе к телу. Все
болты и  гайки  в машине  жизни  имеют  свое  назначение. Пускай крутятся,
движимые энергией своих иллюзий. Это на них мир держится. КПД не в счет.

   Шейн летел  над  утренним  городом  и во  всю  мочь  злорадно  кричал и
смеялся:
   -Глупые, пустоголовые  мартышки! Ничему не учитесь! Жить не умеете! Мне
вас жалко! Хе-хе-хе. М-а-р-т-ы-ш-к-и.



p.s. Некоторые  злые  языки ехидно замечают, что многие сцены из этой вещи
были описаны  со  знанием  дела. В свою очередь автор злорадно оскалится и
выскажется в том духе, что кой-кто был неприятно уязвлен, узнав себя в сей
небольшой словоблудной  забаве.  Любого можно достать на почве религии или
секса. Это  так-же  просто,  как  накопать  червей  в куче  навоза. Но это
мелочи.
   Все люди  одинаковы:  различны  только  обстоятельства и условия жизни.
Задача художника до неприличия проста: высветить стуть различий, которые и
есть лицо  того  или  иного  персонажа.  Будь-то  маньяк-убийца, президент
сверхдержавы, ананист-философ  или  унитаз.  Так  что,  говоря "со знанием
дела", отдельные  индивидуумы  признают  скромно-высокий  уровень  автора.
Спасибо.

   Шар  навоза,   именуемый  часто  Землей,  держится  на  лжи!  Пни  и он
развалится!
   Попробуйте всегда говорить правду и высказывать все без утайки ближним;
все  что   вы  думаете  о них,  о их  женах  и детях.  Расскажите  любимой
("единственному") о  всех  своих  коитуальных  интрижках! Очень скоро ваши
лучшие друзья,  станут  злейшими  врагами  вашими;  жена  (муж) подадут на
развод (жены реже).
   Терпимость -  ложь:  скажите  соседу  иноверцу  все  что о нем думаете!
Представляете какой  боевичек  начнется,  если при нынешнем положении дел,
все вдруг станут альтруистами?
   Это конечно  утопия.  Да  и не  нужно  этого.  Все  кто  не желают быть
болтами, уже не болты или Устройство сплющило и выплюнуло их.
   Сидя в Мухосранске, этом высочайшем холме мировой цивиллизации и вдыхая
экологически чистый  запах навоза, с особливой чувствительностью ощущаешь:
в  любом   сообществе   индивидуумов   (и  во  вшивой  секте,  и в  мощном
государстве),  нужны   только  законопослушные  зомби,  как  материал  для
манипуляций сознанием, для "общего блага" отдельных единиц.

   Вопрос: может ли зомби быть счастливым?
   Ответ: может  - если  запаха мертвячины не чует. И гной станет медом, а
моча вином.
   Вопрос: есть ли смысл жизни?
   Ответ: смысл не едят, его имеют.
   Вопрос: а если нет?
   Ответ: он имеет.

   Каждый кто  вырвался  из добровольного рабства, освободил себя из плена
лжи,  (выдернул   гвозди  из  рук  и скинул  колючую  проволоку  с головы;
избавился   от    телевизера;    стер   со   лба   опозновательные   знаки
социального/материального положения)  достоин  уважения.  Ибо  нет  ничего
превыше свободы  личной,  не  отравленой  лживыми  символами  и лозунгами,
(которые всегда лживые).
   Помог себе  - помоги  другим, если захотят. По крайней мере будет с кем
пива выпить.
daddy karlo © 2000.05.15
copy