Рабочий стол Кузмича
Рабочий стол Кузмича
Рабочий стол Кузмича  

Праздник Возрождения Орков
в Минас-Тирите

   Минас-Тирит притих и затаился,  прислушиваясь к тому,  что творится
за плотно закрытыми ставнями. Ожидался праздник Возрождения Орков, как
это гордо именовалось в прессе.
   Когда-то,  после побед короля  Арагорна,    последние  горные  орки
укрылись в горах и надолго наступил мир.  Потом  Король  умер  и  орки
повылазили из щелей и нор и стали  активно  утверждать  себя  в  новой
жизни. Сначала это удавалось плохо - их презирали,  закидывали камнями
и  даже  не  пускали  в  город.    Однако  как-то  незаметно   гоблины
превратились в весьма уважаемый народ.

   Началось. Вот по улицам пронесся орчий вой - национальные мелодии,
- и орчье принялось веселиться.  Культурная программа включала в  себя
концерт с исконными мордорскими плясками,  современную орчью эстраду и
прочие народные забавы.
   Пойло Гришнака,  разлитое в поллитровки местным заводом,  подогрело
просящую  эльфийского  меча  кровь,    и  горячие  орки   полезли    к
представительницам  человеческой  расы,    большинство  из    которых,
оказывается ничего не имело против: зоофилия, однако!
   Город напряженно ждал.   Последние  дунаданы  за  плотно  закрытыми
дверями точили древние клинки и  снимали  смазку  с  ручных  пулеметов
времен Войны За Кольцо.  Прочие же обыватели тупо глядели в  палантиры
сериал "Копье Тьмы" и старались не думать о том,    что  твориться  на
улицах.
   К полуночи с  орков  слетела  всякая  цивилизованность  и  началась
резня.  В лучших традициях "Doom"а: все против всех.   Однако,    если
встречались плохо защищеные дома,  орочьи банды объединялись,    брали
приступом жилище, а после, как водится, грызлись из-за добычи.

   Ночь Черных Ятаганов.  Трещат выстрелы,  звенят клинки,  прерываясь
хрипами  умирающих,    и  выкриками  дерущихся.    Люди    почти    не
сопротивляются. Закон, негласно не касающийся орков,  запрещает носить
мечи,  поэтому  люди  в  большинстве  своем  безоружны.    Они  гибнут
десятками. По настоящему сражаются только потомки Следопытов и редкие,
случайно оказавшиеся в городе,  гномы.  Но их мало и решить они ничего
не могут. Сюда бы нолдор!  Но они ушли много лет назад и у большинства
не осталось даже памяти о Перворожненных...
   Вот дунадан отбрасывает ставший бесполезным пулемет и обнажает меч.
Красные по золоту руны на древней арнорской работы  клинке  заставляют
орков попятится.  Но,  когда перывый испуг проходит,  они видят,   что
человек один и к тому же ранен - бросаются к нему с воплями.    Первые
падают под ударами арнорского клинка,  но их слишком много  и  человек
падает с разрубленным плечом...

   Серое туманное утро.  Минас-Тирит после  резни.    Сгоревшие  дома,
трупы, покрытые корочкой льда лужицы смешавшейся с грязью крови.  Орки
расползаются по своим норам.  Наступает день.  Сейчас на улицы  выйдет
просидевшая всю ночь за толстыми  стенами  стража  и  приведет  все  в
порядок,  а назавтра все войдет в свою колею.  Люди  и  орки  будут  с
утреннего похмелья трястись в тролейбусах к месту службы,  старательно
делая вид,  что ничего  не  произошло,    толстые,    мохнатые  орчихи
преклонного возраста примутся рассуждать о  всегдашних  добрососедских
отношениях  с  людьми,    а  местная  газета  "Вестник   Минас-Тирита"
разразиться редакционной статьей о  дружбе  народов:  людей  и  орков,
напечатав мелким шрифтом в "Криминальной хронике" заметку о том,   что
ночью группа хулиганов била стекла,  их задержала  доблестная  стража,
ведется следствие...

   И так до следующего орчьего праздника.
кузмич © 26-05-98
watermark